КОНУРА Полиграфа Полиграфыча

Rambler's Top100
главная о конуре обновления читаем с нами косточки книга отзывов почта

наши авторы


читаем с нами

Злобный Ых

Дмитрий Емец "Таня Гроттер и..."

Разумеется, жизни с лопухоидами для Тани никакой не было. Что дядюшка Герман, что его жена Нинель - они оба словно сговорились сжить девочку со свету. С весны по осень она спала на лоджии, пока ее одеяло по утрам не начинало покрываться льдом. Их дочурка, Пенелопа, разумеется, доводила Таню, когда родителям было не до племянницы. И даже такса Полтора Километра не упускала случая тяпнуть бедолагу за пятку. О родителях Таня знала только, что те были алкоголиками и померли на каком-то вокзале. А может, просто подбросили ее и сбежали. В любом случае она, Таня, полностью унаследовала их дурные наклонности и преступные замашки, а потому в четырнадцать лет отправится прямиком в колонию.

Но в один прекрасный момент Таня обнаружила, что в футляре контрабаса, в котором ее подкинули десять дет назад, скрывается... контрабас! Да не простой, а волшебный. Если бренчать на струнах, то неизвестно кто может появиться прямо из воздуха, а еще можно прослушать прямой репортаж с матча по драконболу. Из красивого волшебного кольца, спрятанного в том же футляре, можно даже стрелять зелеными искрами! А потом появился Баб Ягун, трепло, каких поискать. Он прилетел прямо в гипсе и прямо на своей кровати, показал, как летать на контрабасе, сунул учебник по магии и улетел. Типа учись, родная, всяким заклинаниям, а через неделю тебе самостоятельно сквозь магический барьер в Тибидохс проникать. Не сумеешь - пеняй на себя!

И пришлось учить. А что делать? Не оставаться же вместе с ненавистными лопухоидами, шпыняющими тебя по каждому поводу! Куда приятнее учиться в самом Тибидохсе, хотя бы и под пристальным приглядом завуча Поклеп Поклепыча, слушая противное кудахтанье профессора Клоппа и общаясь с разными несносными привидениями. Ведь Ванька Валялкин с Бабом Ягуном - классные парни, а у академика Сарданапала Черноморова такие забавные живые усы! Вот только одна беда - Та-Которой-Нет, то бишь Чума дель Торт, которая всроде бы погибла, пытаясь убить Таню Гроттер в младенчестве, обещала вернуться. Вернуться и выпустить-таки Хаос из-за Жутких Ворот в подвале Тибидохса. Вот предаст тот, кто не может предать, и она тут как тут...

Таня Гроттер Дмитрия Емца относится к тому же классу персонажей, что и Порри Гаттер Жвалевского и Мытько. Это пародия на безумно популярного ныне Гарри Поттера. Техника построения таких текстов проста и незатейлива: берем романы Роулинг за основу и начинаем инвертировать персонажей. Был мальчик - стала девочка. Или: был умный - стал раздолбай. Или даже: был прирожденным магом, стал технарем от бога. Добавим для комплекта доброго и глупого директора и парочку персонажей, списанных с роулинговских, - и каша готова. Уши оригинала в этих текстах проглядывают настолько, что где-то в Европе распространение книжек про Таню Гроттер пытались запретить по суду как нарушающие авторские права Роулинг. Пытались безуспешно, разумеется, поскольку запрещать пародию было бы верхом глупости, но дополнительную рекламу и первоисточник, и пародия на этом заработали.

Должен, однако, заметить, что Таня Гроттер расположена классом ниже Порри Гаттера. Если проводить аналогию с живописью, то оригинальный Гарри Поттер - картина маслом, выдержанная в мрачноватых тонах. Порри Гаттер - веселый и яркий акварельный комикс с выпуклыми карикатурными персонажами. Таня же Гроттер - набор схематичных карандашных скетчей, небрежных и мало связанных между собой. Причина такой неудачи в том, что автор так и не сумел выдержать стиль чистой пародии, заданный первой половиной первого романа (сейчас их шесть). Уже ближе к концу "Магического контрабаса" текст начинает явно превращаться во что-то куда более серьезное и занудливое. Автор пытается завязать серьезную интригу, но ироничности при этом заметно убавляется. Поскольку марку юмористической фантастики все равно приходится держать, получается ни рыба ни мясо. Шутки - на мой взгляд - не слишком забавны, персонажи уныло-плоски и состоят, по сути дела, из одной-двух вяло муссируемых деталей (майка и обжорство Ваньки Валялкина, трепливость Баба Ягуна, усы Сараданапала и т.д.). В первых трех текстах мне более-менее понравились считанные эпизоды, включая матчи по драконболу. Собственно, на фэн-сайтах Роулинг мне встречались любительские фанфики ничуть не хуже емцовских.

Резюмирую. Хотя любителям юмористической фантастики про Таню Гроттер прочитать стоит, всем прочим - не обязательно. Думаю, в ближайшее время мы станем свидетелями массового размножения текстов в модном жанре жанре "модерн чилдрен фэнтези", так что начитаетесь еще...

Жанр: пародия на Гарри Поттера
Оценка (0-10): 6+
Ссылка: Библиотека веселой фантастики


Цитаты:

В дверях, бледно-синий от ярости, напоминающий только что вылезшего из могилы вурдалака, стоял дядя Герман. Таня пропустила момент, когда он вошел в комнату. Если бы сейчас дядю Германа увидели его избиратели, то точно не предположили бы, что эта перекошенная от злости физиономия принадлежит самому доброму депутату, другу детей и инвалидов, бескорыстному жертвователю старых носков и всего лишь на годик просроченных консервов.

- Кто устроил этот погром? Я спрашиваю! - сипел дядя Герман. - Что происходило у нас в квартире? Спрашиваю я! Или ты, мерзкая девчонка, расскажешь все сама, или я не знаю, что я не спрашиваю... То есть, что я сделаю! Считаю до пяти...

- Я не знаю. Тут был какой-то липкий карлик... Кстати, его звали Агух, если вам интересно, - испуганно воскликнула Таня. Она никогда прежде не видела дядю Германа в таком взбешенном состоянии. У него почти что пар валил из ушей. Тане даже казалось, что она слышит малоприятный запах расплавленной ушной серы.

- Два... - ледяным голосом сказал Дурнев, по склочности характера пропуская "один".

- Правда, я не обманываю... Я вернулась из школы, а этот карлик... То есть, я хочу сказать, этот уродец...

- Три... Не смей мне врать! Откуда ты взяла эту огромную гитару или что это за безобразие такое? У кого ты ее украла?

- Это не гитара, это...

- Я не собираюсь терпеть эти выходки! Даже моему ангельскому терпению пришел конец! Завтра же ты окажешься в детском доме, а то и в детской колонии... Четыре...

Таня прижала к себе контрабас. Она была в ужасе, но, даже несмотря на ужас, почему-то глупо хихикнула. Ей вдруг подумалось, как было бы забавно, если бы дядя Герман сказал: "Четыре на веревочке... Четыре на ниточке". Эта улыбка совершенно вывела Дурнева из себя.

- АХ ТАК! Пять! - заорал дядя Герман и шагнул вперед.

Прежде чем Таня успела сообразить, что он собирается делать, оплеуха обожгла ее щеку. Таня закричала не столько от боли, сколько от унижения. Прежде дядя Герман никогда не бил ее, только шипел, оскорблял и запирал в ванную или на лоджии. В душу ей словно вылили вонючую болтушку.

А дядя Герман, вконец взбесившийся, уже заносил руку для нового удара. Увертываясь от него, Таня загородилась контрабасом. Дурневская оплеуха пришлась по инструменту. Видимо, магический контрабас не привык к такому обращению. Струны возмущенно загудели, низко, словно предупреждали дядю Германа не делать глупостей. Не обращая на это внимания, Дурнев с яростью схватился за гриф и стал вырывать контрабас у Тани.

- А ну живо отдай его! Кому говорю! Сдам его в милицию - пускай выясняют, у кого ты его утащила, воровка! Где телефон? А, ты и телефон сломала!!

Таня вцепилась в контрабас что было сил и не отпускала, хотя дядя Герман был намного сильнее и мотал ее вместе с инструментом из стороны в сторону, ударяя спиной о раму лоджии и о шкаф.

Случайно рука девочки оказалась на одном из колков, регулирующих натяжку струн. В этот момент Дурнев резко дернул на себя, и Таня повернула колок. Натянутая струна загудела низко и басовито. На миг Тане почудилось, что она оглохла. Стекла в рамах угрожающе задрожали. Потеряв равновесие, Таня упала вместе с инструментом на спину. Внезапно дядя Герман, нависший было над ней, замер. Черты его лица как-то обмякли, подобрели и приобрели идиотическое выражение. Зрачки некоторое время бестолково вращались в орбитах, а затем целеустремленно скрестились на переносице. Верхняя губа поползла наверх, обнажив довольно длинные передние зубы.

Наконец, наскучив дико блуждать по сторонам, глаза дяди Германа пристально уставились на Таню - вначале правый, а за ним и левый. От удивления дядя Герман подпрыгнул на месте и глупо хихикнул.

- Хи-хи! Какой плавный денек! - сказал он тоненьким писклявым голосом.

Таня испуганно ойкнула. Через секунду она ойкнула еще раз, потому что дядя Герман вдруг наклонился и обнюхал контрабас, слегка даже, кажется, попробовав его на зуб.

- Девоцка, ты сто тут делаес? Цветочки собираес? Давай знакомиться: я кролик Сюсюкалка! - пискнул он.

Таня что-то пробормотала, но дядя Герман не слушал ее. Он уже прыгал по комнате, поджав ручки, точно лапки кролика. Ловко вспрыгнув прямо с ковра на стол Пипы, дядя Герман обрушил его. Со стола кувыркнулся на кровать, опрокинул книжные полки, оторвал дверцу у шкафа, а затем, опустившись на четвереньки, принялся подгрызать ножки стульев. Проглотив несколько кусочков полировки, дядя Герман капризно поморщился. Такса Полтора Километра, заливаясь клокочущим старческим лаем, повисла у него на штанине. В другое время Дурнев прослезился бы от умиления, что его собачка играет, теперь же он так пнул таксу ногой, что Полтора Километра с воем выкатилась в коридор.

- У нас, кволиков, ужасно сильные задние лапы! Мы ими можем здорава лягацца! - похвастался он Тане, глодая отломанную ножку стула. - Фуй, какая невкусная деревяшка! Терпеть не могу эту плативную кору! У меня от нее дзубы болят! У тебя нет морквы или капушты?


Баб-Ягун, огорченный, что не попал в сборную, вновь напросился у Сарданапала в комментаторы.

- Рискни. Только смотри, чтобы тебе снова не устроили темную. Не надоело в гипсе ходить? - разрешил академик и велел Медузии принести Баб-Ягуну магический рупор.

Сарданапал выглядел утомленным. В руках у него Баб-Ягун заметил тоненькую брошюрку "Маг Черномор. Дрессировка и усмирение бород. Приготовление подчиняющей настойки для одушевленных усов". Глава Тибидохса все время в нее заглядывал, словно искал что-то, и за начинающимся матчем следил невнимательно.

- И вот, дорогие друзья, мы дожили до нового матча сборной Тибидохса и сборной оборотней, прибывших к нам издалека - из лесов Брянщины. Спору нет: встреча предстоит нелегкая. Оборотни - очень сильная команда, прочно занимающая место в первой тройке. Солнце ярко сверкает в ободках их новеньких мощных пылесосов. - В голосе Баб-Ягуна, разносящемся над полем, прозвучала зависть. - "Восьмисотая" модель Турбо, два мусоросборника, хромированные трубы, встроенное устройство для вертикального взлета! И это только базовая модель, я не говорю уже о дизайнерских наворотах и множестве запрещенных талисманов, которые они наверняка спрятали где-нибудь внутри пылесосов. Неудивительно, что с такой техникой им иногда удается побеждать...

Баб-Ягун закашлялся, но Ягге быстро взмахнула рукавом, и кашель прекратился. Одновременно третья по счету скамья в одном из секторов с грохотом обрушилась вместе со всеми, кто на ней сидел.

- Допрыгались? Если кто-то из болельщиков оборотней снова захочет меня сглазить, не пытайтесь. Меня подстраховывает бабуся... - предупредил Баб-Ягун. - А вот и она - моя любимая сборная! Сборная Тибидохса! Номер первый Жора Жикин, непревзойденный мастер левитации и пространственных перемещений, ухитрившийся одной лишь силой желания переместиться в эфирную студию популярного телешоу, откуда его и забрали в Тибидохс. К сожалению, пылесосов Жора не любит, предпочитая им швабру с пропеллером. "Спасибо, хоть не метлу", - подсказывает мне мой друг Ванька... Номер второй Демьян Горьянов, из "темных" магов, отличный игрок и любимый ученик профессора Клоппа. Есть только одно "но". От его взгляда прокисает даже чай, вследствие чего кормят его всегда отдельно. Пылесос модели "Буран-100У". Очень быстрая, но, к сожалению, плохо управляемая машинка... Номер третий, Катя Лоткова, входящая в группу защиты дракона. Симпатичный пылесосик "Грязюкс", увешанный безобидными амулетиками. В мире лопухоидов в Катю влюблялись все без исключения мальчики, пока наконец весь ее дом, как и асфальт рядом с ним, не стал исписан краской с признаниями. Когда стало ясно, что без магии тут не обходится, Катю забрали в Тибидохс. Драконы ее просто обожают, да и не только драконы...

Уши у Баб-Ягуна слегка зарделись.

- Э-э... Я отвлекся... Продолжаю... Номер четвертый, Семь-Пень-Дыр, отличный нападающий с удивительной реакцией. Попал в Тибидохс после того, как решил все задания городской контрольной по математике за шесть с половиной минут, после чего от скуки превратил свою учительницу в выдру. Номер шестой, Рита Шито-Крыто, гитара с прицепом модели "Тузик-реактив". Никто никогда не знает, что она сделает в следующую минуту, в том числе и на поле... Номер седьмой - капитан команды Юра Идиотсюдов. Прекрасный организатор, большой авторитет. Один недостаток - чрезвычайно вспыльчив. Попал в Тибидохс после того, как сто семнадцать раз в течение недели подрался со всем классом из-за того, что слишком рьяно проверял у всех сменную обувь, о чем его не просили даже учителя. Дар регенерации. Царапины и ссадины заживают на нем за считанные минуты. Номер восьмой, Рома Кисляков, группа защиты дракона. Моющий пылесос "Лопух-дизель", огромная и неповоротливая машина, с которой, однако, лучше не сталкиваться в воздухе - снесет на месте. Единственный, кого никогда не глотали драконы. Причины очевидны: душ тоже иногда надо принимать... Номер девятый, Лиза Зализина. Не боится огня. В лопухоидном мире ухитрилась не сгореть в жутком пожаре, который, кстати, сама же и устроила. Играет в нападении. Летающие часы с кукушкой. Кукушка, кстати, очень больно клюется... И, наконец, десятый номер - нападающая Татьяна Гроттер, недавняя тренерская находка. Настоящая королева полета, лучшая из всех, кого я видел! Ее старинный контрабас работы Феофила Гроттера - исключительно быстрый и вместе с тем маневренный...

Голос Баб-Ягуна скрылся в шуме зрителей. Стадион загудел. Тысячи лиц повернулись к Тане. Ее не надо было дольше представлять: одно имя говорило само за себя. Все оборотни разом устремили на нее глаза, а их тренер Шуш стал быстро что-то шептать капитану Тобушу, которому, чтобы подставить тренеру ухо, приходилось наклоняться чуть не до земли.

"Лучше бы Ягун помолчал! Вот трепло! Теперь жди от оборотней подлости. Ничего, если меня какой-нибудь оборотень тяпнет, я Ягуна тоже потом укушу: меньше в другой раз болтать будет!" - с досадой подумала Таня. От всеобщего внимания к собственной персоне она готова была провалиться под землю. К счастью, продолжалось это недолго. По знаку судьи разом открылись оба ангара, и джинны вывели драконов, что разом переключило внимание зрителей.

Громадный Гоярын, размах крыльев которого был так велик, что мешал ему даже маневрировать внутри защитного купола, шел сам, почти не замечая полусотни повисших на нем джиннов. Дракон оборотней был немного поменьше, но ничуть не менее опасен. Быстрый, очень плотный, с широкой пастью и зеленоватой чешуей, он сразу же гневно уставился на Гоярына близко посаженными желтыми глазами и вызывающе заревел. Гоярыну это совсем не понравилось, и он выдохнул пламя.

Теперь, когда на поле разом оказалось два больших дракона, оно вдруг показалось Тане тесным и неуютным. Захотелось поскорее вскочить на контрабас и взмыть вверх, где было гораздо просторнее. К тому же в воздухе она чувствовала себя куда как увереннее.

- Напрасно! Вот увидишь: мы обязательно грохнемся! Или, если не грохнемся, нас дракон сожрет! - услышала Таня скрипучий голос своего магического кольца. - Спорим на что хочешь, что произойдет нечто скверное? У меня чешется позолота, а это не к добру! Так и знай!

- Помолчи!

- Я не буду молчать! Я буду каркать! Грохнемся, грохнемся, грохнемся! - затряслось кольцо в старческом упрямстве.

К счастью, оно так разворчалось, что истратило свою разговорную магию меньше чем за пять минут и вскоре утихло. Настроение, однако, оно испортить успело.

- Матч вот-вот начнется, - продолжал весело тарахтеть Баб-Ягун. - Почти все приготовления завершены. Поклеп Поклепыч, самый беспристрастный и одновременно самый добродушный судья в мире, готовится дать сигнал джиннам, чтобы они отпустили драконов. Арбитры вынесли пять летающих мячей - чихательный, пламягасительный, одурительный, перцовый и обездвиживающий. Теперь лишь от игроков будет зависеть, кто первый перехватит инициативу...

Поклеп Поклепыч, которого при словах Баб-Ягуна о его добродушии явно передернуло, с кислым лицом махнул джиннам, и те разом отстегнули все цепи. Вначале взлетел дракон оборотней, а за ним и Гоярын. В тот же миг двадцать игроков оторвались от земли и помчались к ускользавшим от них мячам. Таня, успевшая уже набраться кое-какого опыта, сразу отделилась от основной группы и взмыла вверх - под самый магический купол, а оттуда, посмотрев, где находится ближайший к ней одурительный мяч, устремилась к нему. Где-то ниже слышался гул пылесосов оборотней и хитроумно петляла на своей гитаре с прицепом Рита Шито-Крыто, за которой уже гнался дракон оборотней.

 



Другие рецензии>>


  Тенета - конкурс русской сетевой литературы   Сосисечная   Кот Аллерген   Газета вольных литераторов   Арт-ликбез от Макса Фрая   Лев Пирогов  

Попытаться найти : на


Rambler's Top100

           ©Конура Полиграфа Полиграфыча, 2001