Rambler's Top100



Олег Железков

 

БОРХЕС, БОРХЕС…

Эту историю мне рассказывали разные люди.

Один из них Артур Вештер, сын Иммануила Вештера, умершего прошлой весной на станции Щербинка близ Подольска.

Он не наблюдал ее сам, но слышал от братьев Анисимовых, когда служил вместе с ними на полигоне в Семипалатинске. Братья работали заправщиками ракет, и Вештер работал заправщиком; их дороги долго шли рядом, но затерялись в пыльном хаосе 90-х годов. Братья тоже не были подлинными свидетелями этих событий, но уверяли Артура, что самые достоверные сведения услышали от двух надежных людей в разное время. Первым был Яков Хрящ - учащийся Электромеханического техникума, флегматичный молодой человек в длинном черном пальто, с сигаретой во рту. Он долго мялся и нервничал, но вино, закуска и несколько зеленых банкнот сделали свое дело: Яков разговорился. Его рассказ был сравним с течением полноводной реки, и братья устали, а вино закончилось. Хрящ клялся, что видел все сам, но заявления второго рассказчика ставили его слова под сомнение. Вторым был Тарас Остропико - украинский националист, поклонник Степана Бендеры и его жинки Насти. Он никогда не знал Хряща, а братья Анисимовы не стали упоминать о последнем. Остропико сказал, что сам участвовал в интересующих братьев событиях, но видеть ничего не мог, потому что стоял как говорится "на шухере", за что и получил два года тюрьмы, где впоследствии (на втором году отсидки) ему сломали ребро и три пальца на левой руке. Как бы ни были сомнительны кандидатуры обоих рассказчиков, основные факты из их повествований совпадали, что и превращало историю в реальность. Никто не мог точно утверждать, где и по какому поводу встречались братья с Остропико, но для подлинности рассказа это не имеет большого значения, тем более, что Анисимовы, постоянно перемещаясь по территории бывшей державы, неоднократно слышали искаженные отголоски этой загадочной истории.

Близ Даугавпилса они встретили своего давнего партнера Гедеминаса Чекиса, который распространяясь о курсе валют, ночных заведениях и падших женщинах неожиданно пересказал короткий эпизод, полностью совпадавший с серединой нетрезвого рассказа Якова Хряща. Осторожные расспросы Чекиса ни к чему не привели, и Анисимовы уехали из Даугавпилса ни с чем.

Такое же разочарование ждало их в Хакасском автономном округе, где сотрудник Саяно-Шушенской ГЭС, энергетик Захар Ткач-Пивторан, показал удивительное знание финала истории, но на этом его речь прервалась. После их разговора поползли слухи, что падение Ткач-Пивторана с плотины в Енисей произошло вовсе не из-за приема избыточной дозы алкоголя. Но кто сегодня всерьез станет верить словам, долетевшим из-за Уральского хребта до башен столицы.

Больше всего повезло Анисимовым на трассе Хабаровск - Владивосток. Ночью, при 38-ми градусном морозе, они наткнулись на автомобилиста, который жег последнюю покрышку своего замерзшего джипа. Автомобилист сел в машину, выпил спирт и как-то сразу начал говорить на интересующую братьев тему. Его слова совпадали с самым началом рассказа Тараса Остропико. Через пять месяцев объеденную хорьками голову автомобилиста нашли охотники местной зверофермы.

Обо всех этих встречах на территории бывшей империи мне украдкой рассказывал шофер и телохранитель братьев Анисимовых Сидор Улыбайко. Сейчас трудно сказать, что именно интересовало братьев в этой странной истории, тем более, что на собирателей фольклора они похожи не были.

Все остальные рассказчики - которых не смогли найти Анисимовы, но которых выслушал я - слишком далеко отходили от истины. Обычно я вставал и уходил от них, не дослушав до середины. Они бежали следом, но я был непреклонен. Один лишь Артур Вештер, через семнадцать лет после возвращения с Семипалатинского полигона, сумел убедить меня в своей искренности.

Ему я и поверил.

Братьев Анисимовых уже нет. Нет Якова. Зарезан при очередной отсидке Тарас Остропико. Не смог свободно дышать без своих хозяев шофер Улыбайко.

Вчера Всевышний забрал душу Артура, оставив санитарам фиолетовое от героина тело. Мне давно известно, что никого из подлинных участников истории не осталось в живых. Все остальные знают ее приблизительно или в весьма искаженном виде. Слушать их все равно, что бродить по миру в поисках смысла.

Теперь эту историю расскажу вам я.

Январь 2002 г.

    © Олег Железков


[ Другие произведения ||Обсудить ||Конура ]


Rambler's Top100