Rambler's Top100



Олег Железков

 

ТЕМА АВТОРА И ГЕРОЕВ

- Все, что сделано из песка когда-нибудь рассыпается на две равные половины, - сказал Зак и выпил все, что было в стакане.

- Похоже на правду, - кивнула Тамара.

- А я не согласен, - заявил Квинт и зажмурился. - Симметрия - враг пространства. Я ни единожды пробовал разрезать его ножницами, но всякий раз солнце начинало слепить мне глаза, и я ошибался.

- Ты всегда не умел сесть нужным боком к настольной лампе, - пояснил Тимур.

Все засмеялись, но Квинт вытащил из-за пазухи большой нож и несколько раз рассек воздух над головами сидящих.

Компания отодвинулась, не вставая со стульев, а Мунко сунул руку за голенище. Это не ускользнуло от Квинта. Он опустил нож, цинично улыбнулся и, чуть помедлив, добавил:

- Настоящему мужчине, Мунко, всегда есть куда запустить ладонь.

- И главное зачем, - соврал Мунко, у которого в сапоге ничего не было.

Воцарилось молчание.

- В тот вечер я возвращался из Нерчинска, куда посылал меня Нестор вместе с двумя товарищами, - оборвав тишину, начал Тимур. - В поезде все еще пахло оленьими шкурами и золотыми самородками, которые недавно перекочевали из сундуков убитых в карманы живых. Мы везли Нестору то, чего он ждал и, не скрою, были довольны своей работой…

- Я слышу эту историю третий раз, - оборвал Тимура Мунко. - Расскажи лучше что-нибудь посвежее… хотя бы про то, как получилось тогда в Чарджоу? и почему никто из тех парней не вернулся назад, в Бугуруслан?

- Если ты думаешь, Мунко, что в твоем сапоге лежит стоящая вещь, мы можем выйти на воздух и сравнить ее с моей, - довольно резко ответил Тимур, но Зак поднял руку, и все умолкли.

- Лиса всегда сытее волка, - медленно сообщил Зак, прикурив у Фрола, - а из двух дерущихся петухов в суп попадает, как правило, победитель. Все мы уважаем Нестора, потому что он ходит там, где остальным трудно стоять. Его рука показывает хлеб, но не прячет камень, ибо способна убить хлебом. Я хочу рассказать вам один эпизод, о котором сегодня не принято говорить с молодежью, но мне нравится молодежь, наверно поэтому я так часто думаю о Христе… Передайте мне салат, который стоит возле копченой трески; я заметил в нем много зелени. Зеленый цвет для человека, дожившего до шестидесяти восьми, всегда предпочтительнее бурого, а тем более красного. Столько я за свою жизнь видел красного…

- Если старик заведется, - шепнула Тамара Квинту, - наши надежды умрут в утробах матерей.

Квинт согласно кивнул, но подать голос после недавней выходки не решился.

Положение спасла Мадлена.

- Если не питаете неприязни к желтому, попробуйте сначала вот это, - предложила она, передавая в сторону Зака тарелку, - здесь много кукурузы, но нет ничего алого.

Зак внимательно осмотрел блюдо, пододвинул ближе и погрузил в него мельхиоровую вилку. Наблюдая за ним, все замолчали, а Фрол неожиданно начал:

- Знаете, как умер Хранитель печати из Салехарда?

- Нет, Фрол, - ответил за всех Квинт, - не знаем.

- А, меж тем, это известная история, которую я слышал от самих исполнителей. Его закидали снежками по просьбе Нестора.

- Снежками!!!

- Да, - подтвердил Фрол, - на Рождество собралось много народу. Ели, пили, плясали. Потом высыпали на улицу, начали возиться. Кто-то в кого-то кинул снег. Потом еще. И еще. Начали перекидываться. Человек пятьдесят народу. С Хранителем заигрывали. Шутили. Начали кидать исключительно в него. Сначала человек десять, потом все. Та-ак, первое время навесом… Потом прямой наводкой. А там, в Салехарде, снегу навалом, убирай не убирай, на всех хватит. Ну и закидали… Смеялись, дурили, а дело сделали хорошо: умер не от попадания в голову - задохнулся в сугробе. Милиции сказали, что увлекался, в смысле, любил подурить, поваляться…

- Хорошая работа, сынок, всегда чиста и бела, как снег, - оторвался от желтого салата Зак. - Вот мы позатем летом в Чулимске… Мадлена, извини, дорогая, что возле тебя дымится?

- Манная каша.

- Вижу, что не буженина. Передай посмотреть.

Глядя на Зака, все потянулись к горячему.

- А меня один раз разыграли в Болгарии, - робко признался Юё.

Все сочувственно повернули головы, но от горячего не отказались.

- Брожу по Софии, до поезда три часа времени, вижу приглашение на стриптиз, покупаю билет на 8-е место, захожу в маленький зал, народу - человек семь, свободных кресел много, а на моем месте сидит огромный бродяга. Примерно, как наш Сигурд.

- Не может быть, чтобы, как Сигурд! - возразило несколько голосов, а Сигурд поежился.

- Как Сигурд, не меньше, - настоял Юё, и ему поверили. - Сидит на 8-ом месте и отвратительно воняет, потому как бездомный. На какие деньги такие люди ходят смотреть стриптиз не мое дело, но я прошу его освободить мое место, а он показывает руками вокруг и мычит, мол, садись куда угодно. Я бы понял, случись такое у нас в Котласе, но здесь Болгария. Обращаюсь к нему еще раз - он грубить, а заведение приличное. Ну, хорошо. Спрашиваю управляющего, мне указывают на дверь. Иду по длинному коридору, упираюсь в кабинет, сидит управляющий. Рассказываю ему о бомже, он цокает языком: "Опять эта пьяная скотина отбивает клиентов. Вот возьмите (он грохает металлом о крышку стола) и убейте его прямо в зале. Из-за такого дерьма полиция шума не поднимает". Я беру пистолет - почему-то "вальтер" 38-ого года выпуска - но, признаться, робею. О Болгарии я слышал другое, а у них тут, как у нас в Котласе.

- …Мадлена, передай мне крылышки… Спасибо.

- …беру пистолет и возвращаюсь по длинному коридору. Управляющий идет следом. Входим в полутемный зал, "вальтер" я прячу в карман, ищу бродягу глазами, а он сидит по-прежнему на 8-ом месте. Подхожу ближе, предлагаю убираться…

- …Мадлена, забери крылышки назад…

- …предлагаю убираться, но громила ни с места и опять грубит. Я вспылил, обернулся на управляющего, но увидел только его укоряющий взгляд, мол, в чем дело? я же дал тебе оружие? Понимаю, что медлить уже нельзя, но в волнении забываю про "вальтер", а достаю свой ТТ и курочу бродяге череп…

- …я бы сейчас кофе выпил, а то что-то…

- …управляющий одобрительно смотрит и предлагает занять любое место подальше от трупа. Я сажусь в угол, представление начинается, две смелые женщины выходят из-за ширмы, а управляющий уходит по коридору. Все спокойно. Звучит музыка, но через десять минут кто-то из зрителей истошно орет: "У Бзденека настоящая кровь!" Здесь я начинаю ничего не понимать. Как же не быть крови, если в голове пуля? Но включается свет, начинается беготня вокруг убитого, от меня шарахаются, а я на всякий случай отодвигаюсь к выходу, выкидывая "вальтер" в урну. Уже кричат полицию, а один "зритель" поворачивает ко мне глаза и картавит: "Что вы сделали? Вы убили актера". Дальше не знаю. Выбежал из заведения, поймал машину и на вокзал. Никогда не думал, что болгары склонны к розыгрышам.

- В некотором роде, Юё… но… все не совсем так, - попыталась начать Мадлена.

- Тебя разыграли, Юё, но дело тут не в Болгарии, - пояснил Мунко. - Это был театр для одного зрителя. "Вальтер" был "холостым", а Бзденек артистом.

- Надо мной тоже попытался надругаться югослав. Мусульманин, - призналась Ульяна. - Я ударила ему, куда учили, но он успел оросить мужской субстанцией крестик на моей груди. Очень трудно было отмыть… Каждый день появлялись пятна, а кожу жгло.

- Аллах развел людей и не велел им встречаться, - объяснил Тимур.

- Извини, друг, но югослав бежал за мной два квартала по ночному Белграду.

- Бывает…

- Я люблю молодежь, - поморщился Зак, догребая с тарелки кашу, - но слушать ваши похотливые истории не желаю. Дисциплина нужна везде. Прошлой зимой один парень отстал от нас в морозную погоду. Засмотрелся на девушку. А дело было в сорока верстах от Кандалакши. Сильно дуло со стороны Баренцева моря. Ну и где, вы думаете, мы отыскали его, когда наступила весна и взошло солнце?

Все задумались, а Юрп, делая паузу между каждым словом, сказал:

- Снег… покрывает… всё…

- Возможно, - согласился за всех Амос, но Филипп возразил.

- Я тоже так думал, когда мы искали нашего общего друга Харитона Ильича, - начал он, поигрывая поролоновым слоником. - Но след человека бывает настолько горяч, что снег, накрывший его… (здесь он остановился, но через мгновение добавил) - тает.

- С н е г т а е т, - пробуя на вкус каждую букву, повторила Ульяна, а Филипп продолжил:

- Когда стало ясно, что он не сбежал на Запад, мы процедили Средний и Дальний Восток, как песок через сито, но Харитона не было. Тогда мы образовали цепь, которая медленно поползла в сторону Ледовитого океана. Везде на нашем пути был снег, но беглец, как вы знаете, был найден. Он и на Юге слыл чудаком, но на Севере решил поглумиться на полную ладонь: устроился учителем в среднюю школу. Говорят, потешался над якутскими ребятишками, смешивая политику с арифметикой. Явно переборщил: поимел ненужную популярность в культурных кругах. Они его и сдали…

- Я слышал, что не за деньги, - перебил Филиппа Амос.

- Ты прав, друг, - подтвердил Филипп. - Творческая зависть работает не хуже гражданской совести. Брали учителя с местной милицией, которая так до конца и считала, что арестовывает политического преступника.

- Я не совсем понимаю, - возмутился Юрп, - зачем тратить столько сил на парня, который исчез, не прихватив даже пары чистого белья?

Многие закивали в его поддержку, но Зак недовольно замахал вилкой с куском студня. Студень упал на скатерть, а Зак сказал:

- Ты очень неправ, Юрп. И вы все очень неправы. У меня ощущение, что я сижу среди присяжных, которые пытаются оправдать кролика, укравшего цветную капусту. Никто не хочет обвинить учителя в жадности, но у него была слишком хорошая память. К тому же, он быстро умнел, а умнеющий человек часто меняет взгляды - с ним становится трудно работать. Река течет в одну сторону - и я плыву по ней с людьми, которые одинаково работают веслами. Если один гребец увидел красивый берег и желает скорее свернуть - его выбрасывают за борт. Поэтому, Юрп, окажи мне услугу, - умней, не бросая вёсел.

- Я буду стараться, - пообещал Юрп и начал рассказывать про последнюю благотворительность, которая впервые обошлась без жертв, но Зак опять поднял руку и снова заговорил.

- Довольно. На свете много историй, но Нестора сегодня интересует только одна из них. Вы знаете, о чем я говорю, и мне известно, что каждый из вас об этой истории мало что знает. Но нам нужно определиться. Я не сторонник бумажных отчетов, поэтому сейчас каждый из нас в присутствие остальных расскажет, что он слышал о братьях Анисимовых и их проклятой истории; за которую, кстати, обещено… ну да не будем про деньги. Начнем с левого края. Вот ты, Гедеминас, сегодня весь день молчишь, так скажи нам, о чем спрашивали тебя братья в Даугавпилсе, и что ты им…

…но в дверь позвонили.

Компания шевельнулась. Зак досадливо поморщился:

- Не судьба сегодня посидеть в тишине. Сигурд, пойди открой. Или нет, сиди… Патрик, сынок, возьми "беретту" и посмотри, кто там.

Патрик поднимается и уходит в прихожую. Через секунду кричит:

- Какой-то мужчина хочет войти.

- Что за безумец! - усмехается Зак, вытирая салфеткой руки. - Как его имя, и кем он прислан?

- Говорит, никем, а имя его Хорхе.

- Какой Хорхе?

- Хорхе Луис.

- И это всё?

- Хорхе Луис Борхес, если до конца.

- Патрик, скажи ему, что нас и так много…

- Да, я сказал… Но он говорит, что нас вообще нет.

- Как это нет? - удивляется Зак, оглядывая свои чистые руки.

- Говорит, что нас нет, потому что мы персонажи…

- Что за бред, сынок. К чему он это? Впрочем впусти… вдруг он от Нестора.

Борхес неторопливо переступает порог.

В комнате никого нет.

Посредине стоит большой стол, в центре которого валяется пачка рукописей.

Март 2002 г.

    © Олег Железков


[ Другие произведения ||Обсудить ||Конура ]


Rambler's Top100





ссылка на оригинал;по ссылке;приведенная ссылка
Наш менеджер купить игры секс в любое место по москве.